Органика в России
07 июня 2013 г.

Кровь с молоком

Молоко не пью давно. Во взрослом возрасте всегда считала, что не люблю его и что оно не идет мне на пользу. Обезжиренное казалось просто никаким, а то, которое маркировалось как цельное, вызывало неприятные ощущения в желудке и тоже скорее не нравилось. Месяц назад ресторатор Иван Шишкин буквально заставил меня попробовать молоко "Углече Поле", но началось все с мяса.

В его ресторане Tapa de Comida меня поразили идеально распиленные голяшки и необыкновенно насыщенный и ароматный мясной суп. "Где товар взял,— спрашиваю,— какой-нибудь австралийский дом?" — "Не-е,— отвечает Иван,— все отечественное". Оказывается, и для Delicatessen он давно закупает угличские стейки из ангуса и прочие мясные радости. Но самое, говорит, там поразительное — это молоко. Оно меня как-то совсем не манило, а вот ангусы — это да, подумала я, интересная тема. Ведь Россия мясным скотоводством и в прошлых веках не славилась, а в советские годы на прилавок и вовсе поступало лишь мясо отбракованного или отслужившего свой срок молочного скота.

По разным причинам я страстная поклонница отечественного пищепрома. Не в последнюю очередь из-за того, что даже чисто психологически мне комфортнее покупать местное, чем привезенное с другого конца земного шара. Есть идеологические, если хотите, соображения. Ведь не может быть никакого социального и политического прогресса в стране, где люди так мало себя уважают, что не способны произвести качественный продукт, который не стыдно положить на свой собственный стол. Мой сосед и приятель, гражданин Швейцарии Михаил Орлов (по корням он из тех самых графов), приехал в Россию заниматься сельским хозяйством и не раз рассказывал, какое у нас земельное запустение, как люди отвыкли от настоящей работы и как плюют на себя, руководствуясь известной формулой: никогда хорошо не жили — нечего и привыкать. А все эти колоссальные пустоши, вздыхает мой сосед, могли бы стать прекрасными пастбищами и тысячи людей получили бы достойную работу, стали бы уважать себя. Была же когда-то лучшая в мире холмогорская треска, исключительное вологодское масло или вкуснейший тамбовский окорок "со слезой" . "Вот попробовал бы,— говорит Михаил,— какой-то чиновник наступить на права швейцарского фермера". Да, согласна: производство качественного продукта меняет людей. В том числе поэтому два года назад я почти совсем отказалась от импортного мяса и стала покупать вполне пристойную липецкую говядину. Поэтому же сразу приняла приглашение Шишкина поехать с ним в Углич — посмотреть-попробовать.

Не ожидала, что увижу такое. Продукцию под маркой "Углече Поле" выпускает ярославское сельскохозяйственное объединение "АгриВолга". Поголовье пока небольшое (8000 коров и быков, 4000 овец, есть еще свиньи) — но как же хороши эти животные! Черные быки-великаны абердин-ангусской породы и золотисто-каштановые телки джерсейской породы, темные и стройные романовские овцы и более изящные иностранцы пастельных тонов: австралийские — дорсет и английские — суффолк. Короче, целая выставка достижений международного скотоводства. Но это еще не чудо. Ладно — отобрали, привезли. Дальше что? А дальше — так называемая биодинамика. И это уже целая философия. Коровам и быкам дали волю: в "АгриВолге" преимущественно беспривязное содержание животных, они живут в естественных группах, быки свободно встречаются с коровами, у них любовь — и потомство рождается здоровым и счастливым. Всего 15 небольших хозяйств и 40 000 га земли, на которой люди построили для своих питомцев почти рай на земле. Никаких комбикормов — только рукотворная еда: на собственных пастбищах выращивают розовый клевер, люцерну и козлятник. Чистота и фантастическая техническая оснащенность. Все у буренки добровольно: хочет — поела, хочет — покормила теленка, хочет — ее почешет огромная вращающаяся щетка, а уж подоят в любое время, все 24 часа в сутки. Никогда не могла бы себе представить, что коровы сами могут стоять в очереди на дойку!

А дальше — и вовсе невероятное зрелище: робот, притрагиваясь к соску, сразу делает бактериологический анализ, и при малейших отклонениях корову разворачивают на ручную дойку. А неотбракованным робот соски дезинфицирует, сдаивает первые струйки, делает массаж (судя по блаженству на коровьих мордах — эротический) — и только после этого надевает доильные стаканчики. Молоко без контакта с внешней средой поступает в накопитель, где охлаждается, а потом по трубам течет в молочный цех — он здесь же, в 20 метрах от фермы. Там — очистка и низкотемпературная пастеризация, сохраняющая все витамины, и розлив по пакетам. Надо ли рассказывать, как гордятся всей этой чудо-техникой работающие здесь люди и каким престижным считают свой труд.

Увы, как это нередко случается, рай кончается бойней, правда, и она здесь сравнительно гуманна: животные погибают мгновенно и без боли — а иначе какая же это будет биодинамика?

Молоко "Углече Поле" я все-таки попробовала. И сразу нахлынули воспоминания: съемная дача на Сходне, бабушка, алюминиевый бидон, эмалированная кружка. Вот, оказывается, как давно не пила я Молока. Теперь понимаю, что такое "цельное". Попробуйте сами — оно вроде бы всегда есть в магазинах "ОрганикМаркет", но я до них не доехала и купила молоко "Углече Поле" в супермаркете "Крестовский". Сразу выпила целый пакет. Странно, но ничего плохого не случилось. Решила поэкспериментировать с йогуртом.

Пастеризованное молоко вскипятила (это делается для того, чтобы в нем потом размножались именно бактерии йогурта), сняла пену и остудила до 47 градусов — температуру лучше проверить с помощью термометра. Эта — идеальна для быстрого размножения йогуртовых бактерий. Чтобы йогурт вышел плотным и вкусным, горячее молоко вместе с закваской (на 1 литр молока 3-4 столовых ложки готового йогурта) нужно поместить в емкость, где будет постоянно поддерживаться заданное тепло. Можно, конечно, купить специальную йогуртницу, но гораздо проще делать в электрической четырехлитровой мультиварке. Во-первых, сразу получается много, во-вторых — все удобно: в ней вы молоко сначала доводите до кипения, потом открываете крышку, остужаете до нужной температуры, после этого добавляете закваску, хорошенько все размешиваете, закрываете крышку и, не включая прибор в сеть, оставляете часов на шесть, пока йогурт не загустеет. Хорошая мультиварка — идеальный термос.

Честно говоря, такой йогурт я пробовала только в Индии и был он из молока буйволицы. Пошла проверять угличское молоко дальше. Откинула половину йогурта на марлю и оставила почти на сутки в холодильнике, а потом еще и грузом придавила. Получился нежный и при этом плотный творог. Выложила его в чашу блендера, добавила банан, желтки, мед и ванильную эссенцию, все протерла до гладкости. Вышло довольно жидкое тесто. Замешала в него сухую клюкву. В миксере взбила белки с щепоткой соли — чуть поменьше, чем для безе. Аккуратно с помощью лопатки смешала с творожным тестом вначале половину белков, а потом добавила остальные. Воздушную творожно-фруктовую массу разложила по силиконовым порционным формочкам для маффинов, заполнив их на две трети. Поставила в пароварку на 20 минут. Получились не сырники даже, а воздушное творожное суфле! Невероятно вкусно, особенно со свежими ягодами и ягодным соусом. К тому же полезно-диетично — без капли муки и жира!

www.chekalova.ru

Источник: "Коммерсант Weekend", 7 июня 2013 года

">

Молоко не пью давно. Во взрослом возрасте всегда считала, что не люблю его и что оно не идет мне на пользу. Обезжиренное казалось просто никаким, а то, которое маркировалось как цельное, вызывало неприятные ощущения в желудке и тоже скорее не нравилось. Месяц назад ресторатор Иван Шишкин буквально заставил меня попробовать молоко "Углече Поле", но началось все с мяса.

В его ресторане Tapa de Comida меня поразили идеально распиленные голяшки и необыкновенно насыщенный и ароматный мясной суп. "Где товар взял,— спрашиваю,— какой-нибудь австралийский дом?" — "Не-е,— отвечает Иван,— все отечественное". Оказывается, и для Delicatessen он давно закупает угличские стейки из ангуса и прочие мясные радости. Но самое, говорит, там поразительное — это молоко. Оно меня как-то совсем не манило, а вот ангусы — это да, подумала я, интересная тема. Ведь Россия мясным скотоводством и в прошлых веках не славилась, а в советские годы на прилавок и вовсе поступало лишь мясо отбракованного или отслужившего свой срок молочного скота.

По разным причинам я страстная поклонница отечественного пищепрома. Не в последнюю очередь из-за того, что даже чисто психологически мне комфортнее покупать местное, чем привезенное с другого конца земного шара. Есть идеологические, если хотите, соображения. Ведь не может быть никакого социального и политического прогресса в стране, где люди так мало себя уважают, что не способны произвести качественный продукт, который не стыдно положить на свой собственный стол. Мой сосед и приятель, гражданин Швейцарии Михаил Орлов (по корням он из тех самых графов), приехал в Россию заниматься сельским хозяйством и не раз рассказывал, какое у нас земельное запустение, как люди отвыкли от настоящей работы и как плюют на себя, руководствуясь известной формулой: никогда хорошо не жили — нечего и привыкать. А все эти колоссальные пустоши, вздыхает мой сосед, могли бы стать прекрасными пастбищами и тысячи людей получили бы достойную работу, стали бы уважать себя. Была же когда-то лучшая в мире холмогорская треска, исключительное вологодское масло или вкуснейший тамбовский окорок "со слезой" . "Вот попробовал бы,— говорит Михаил,— какой-то чиновник наступить на права швейцарского фермера". Да, согласна: производство качественного продукта меняет людей. В том числе поэтому два года назад я почти совсем отказалась от импортного мяса и стала покупать вполне пристойную липецкую говядину. Поэтому же сразу приняла приглашение Шишкина поехать с ним в Углич — посмотреть-попробовать.

Не ожидала, что увижу такое. Продукцию под маркой "Углече Поле" выпускает ярославское сельскохозяйственное объединение "АгриВолга". Поголовье пока небольшое (8000 коров и быков, 4000 овец, есть еще свиньи) — но как же хороши эти животные! Черные быки-великаны абердин-ангусской породы и золотисто-каштановые телки джерсейской породы, темные и стройные романовские овцы и более изящные иностранцы пастельных тонов: австралийские — дорсет и английские — суффолк. Короче, целая выставка достижений международного скотоводства. Но это еще не чудо. Ладно — отобрали, привезли. Дальше что? А дальше — так называемая биодинамика. И это уже целая философия. Коровам и быкам дали волю: в "АгриВолге" преимущественно беспривязное содержание животных, они живут в естественных группах, быки свободно встречаются с коровами, у них любовь — и потомство рождается здоровым и счастливым. Всего 15 небольших хозяйств и 40 000 га земли, на которой люди построили для своих питомцев почти рай на земле. Никаких комбикормов — только рукотворная еда: на собственных пастбищах выращивают розовый клевер, люцерну и козлятник. Чистота и фантастическая техническая оснащенность. Все у буренки добровольно: хочет — поела, хочет — покормила теленка, хочет — ее почешет огромная вращающаяся щетка, а уж подоят в любое время, все 24 часа в сутки. Никогда не могла бы себе представить, что коровы сами могут стоять в очереди на дойку!

А дальше — и вовсе невероятное зрелище: робот, притрагиваясь к соску, сразу делает бактериологический анализ, и при малейших отклонениях корову разворачивают на ручную дойку. А неотбракованным робот соски дезинфицирует, сдаивает первые струйки, делает массаж (судя по блаженству на коровьих мордах — эротический) — и только после этого надевает доильные стаканчики. Молоко без контакта с внешней средой поступает в накопитель, где охлаждается, а потом по трубам течет в молочный цех — он здесь же, в 20 метрах от фермы. Там — очистка и низкотемпературная пастеризация, сохраняющая все витамины, и розлив по пакетам. Надо ли рассказывать, как гордятся всей этой чудо-техникой работающие здесь люди и каким престижным считают свой труд.

Увы, как это нередко случается, рай кончается бойней, правда, и она здесь сравнительно гуманна: животные погибают мгновенно и без боли — а иначе какая же это будет биодинамика?

Молоко "Углече Поле" я все-таки попробовала. И сразу нахлынули воспоминания: съемная дача на Сходне, бабушка, алюминиевый бидон, эмалированная кружка. Вот, оказывается, как давно не пила я Молока. Теперь понимаю, что такое "цельное". Попробуйте сами — оно вроде бы всегда есть в магазинах "ОрганикМаркет", но я до них не доехала и купила молоко "Углече Поле" в супермаркете "Крестовский". Сразу выпила целый пакет. Странно, но ничего плохого не случилось. Решила поэкспериментировать с йогуртом.

Пастеризованное молоко вскипятила (это делается для того, чтобы в нем потом размножались именно бактерии йогурта), сняла пену и остудила до 47 градусов — температуру лучше проверить с помощью термометра. Эта — идеальна для быстрого размножения йогуртовых бактерий. Чтобы йогурт вышел плотным и вкусным, горячее молоко вместе с закваской (на 1 литр молока 3-4 столовых ложки готового йогурта) нужно поместить в емкость, где будет постоянно поддерживаться заданное тепло. Можно, конечно, купить специальную йогуртницу, но гораздо проще делать в электрической четырехлитровой мультиварке. Во-первых, сразу получается много, во-вторых — все удобно: в ней вы молоко сначала доводите до кипения, потом открываете крышку, остужаете до нужной температуры, после этого добавляете закваску, хорошенько все размешиваете, закрываете крышку и, не включая прибор в сеть, оставляете часов на шесть, пока йогурт не загустеет. Хорошая мультиварка — идеальный термос.

Честно говоря, такой йогурт я пробовала только в Индии и был он из молока буйволицы. Пошла проверять угличское молоко дальше. Откинула половину йогурта на марлю и оставила почти на сутки в холодильнике, а потом еще и грузом придавила. Получился нежный и при этом плотный творог. Выложила его в чашу блендера, добавила банан, желтки, мед и ванильную эссенцию, все протерла до гладкости. Вышло довольно жидкое тесто. Замешала в него сухую клюкву. В миксере взбила белки с щепоткой соли — чуть поменьше, чем для безе. Аккуратно с помощью лопатки смешала с творожным тестом вначале половину белков, а потом добавила остальные. Воздушную творожно-фруктовую массу разложила по силиконовым порционным формочкам для маффинов, заполнив их на две трети. Поставила в пароварку на 20 минут. Получились не сырники даже, а воздушное творожное суфле! Невероятно вкусно, особенно со свежими ягодами и ягодным соусом. К тому же полезно-диетично — без капли муки и жира!

www.chekalova.ru

Источник: "Коммерсант Weekend", 7 июня 2013 года

Молоко не пью давно. Во взрослом возрасте всегда считала, что не люблю его и что оно не идет мне на пользу. Обезжиренное казалось просто никаким, а то, которое маркировалось как цельное, вызывало неприятные ощущения в желудке и тоже скорее не нравилось. Месяц назад ресторатор Иван Шишкин буквально заставил меня попробовать молоко "Углече Поле", но началось все с мяса.

В его ресторане Tapa de Comida меня поразили идеально распиленные голяшки и необыкновенно насыщенный и ароматный мясной суп. "Где товар взял,— спрашиваю,— какой-нибудь австралийский дом?" — "Не-е,— отвечает Иван,— все отечественное". Оказывается, и для Delicatessen он давно закупает угличские стейки из ангуса и прочие мясные радости. Но самое, говорит, там поразительное — это молоко. Оно меня как-то совсем не манило, а вот ангусы — это да, подумала я, интересная тема. Ведь Россия мясным скотоводством и в прошлых веках не славилась, а в советские годы на прилавок и вовсе поступало лишь мясо отбракованного или отслужившего свой срок молочного скота.

По разным причинам я страстная поклонница отечественного пищепрома. Не в последнюю очередь из-за того, что даже чисто психологически мне комфортнее покупать местное, чем привезенное с другого конца земного шара. Есть идеологические, если хотите, соображения. Ведь не может быть никакого социального и политического прогресса в стране, где люди так мало себя уважают, что не способны произвести качественный продукт, который не стыдно положить на свой собственный стол. Мой сосед и приятель, гражданин Швейцарии Михаил Орлов (по корням он из тех самых графов), приехал в Россию заниматься сельским хозяйством и не раз рассказывал, какое у нас земельное запустение, как люди отвыкли от настоящей работы и как плюют на себя, руководствуясь известной формулой: никогда хорошо не жили — нечего и привыкать. А все эти колоссальные пустоши, вздыхает мой сосед, могли бы стать прекрасными пастбищами и тысячи людей получили бы достойную работу, стали бы уважать себя. Была же когда-то лучшая в мире холмогорская треска, исключительное вологодское масло или вкуснейший тамбовский окорок "со слезой" . "Вот попробовал бы,— говорит Михаил,— какой-то чиновник наступить на права швейцарского фермера". Да, согласна: производство качественного продукта меняет людей. В том числе поэтому два года назад я почти совсем отказалась от импортного мяса и стала покупать вполне пристойную липецкую говядину. Поэтому же сразу приняла приглашение Шишкина поехать с ним в Углич — посмотреть-попробовать.

Не ожидала, что увижу такое. Продукцию под маркой "Углече Поле" выпускает ярославское сельскохозяйственное объединение "АгриВолга". Поголовье пока небольшое (8000 коров и быков, 4000 овец, есть еще свиньи) — но как же хороши эти животные! Черные быки-великаны абердин-ангусской породы и золотисто-каштановые телки джерсейской породы, темные и стройные романовские овцы и более изящные иностранцы пастельных тонов: австралийские — дорсет и английские — суффолк. Короче, целая выставка достижений международного скотоводства. Но это еще не чудо. Ладно — отобрали, привезли. Дальше что? А дальше — так называемая биодинамика. И это уже целая философия. Коровам и быкам дали волю: в "АгриВолге" преимущественно беспривязное содержание животных, они живут в естественных группах, быки свободно встречаются с коровами, у них любовь — и потомство рождается здоровым и счастливым. Всего 15 небольших хозяйств и 40 000 га земли, на которой люди построили для своих питомцев почти рай на земле. Никаких комбикормов — только рукотворная еда: на собственных пастбищах выращивают розовый клевер, люцерну и козлятник. Чистота и фантастическая техническая оснащенность. Все у буренки добровольно: хочет — поела, хочет — покормила теленка, хочет — ее почешет огромная вращающаяся щетка, а уж подоят в любое время, все 24 часа в сутки. Никогда не могла бы себе представить, что коровы сами могут стоять в очереди на дойку!

А дальше — и вовсе невероятное зрелище: робот, притрагиваясь к соску, сразу делает бактериологический анализ, и при малейших отклонениях корову разворачивают на ручную дойку. А неотбракованным робот соски дезинфицирует, сдаивает первые струйки, делает массаж (судя по блаженству на коровьих мордах — эротический) — и только после этого надевает доильные стаканчики. Молоко без контакта с внешней средой поступает в накопитель, где охлаждается, а потом по трубам течет в молочный цех — он здесь же, в 20 метрах от фермы. Там — очистка и низкотемпературная пастеризация, сохраняющая все витамины, и розлив по пакетам. Надо ли рассказывать, как гордятся всей этой чудо-техникой работающие здесь люди и каким престижным считают свой труд.

Увы, как это нередко случается, рай кончается бойней, правда, и она здесь сравнительно гуманна: животные погибают мгновенно и без боли — а иначе какая же это будет биодинамика?

Молоко "Углече Поле" я все-таки попробовала. И сразу нахлынули воспоминания: съемная дача на Сходне, бабушка, алюминиевый бидон, эмалированная кружка. Вот, оказывается, как давно не пила я Молока. Теперь понимаю, что такое "цельное". Попробуйте сами — оно вроде бы всегда есть в магазинах "ОрганикМаркет", но я до них не доехала и купила молоко "Углече Поле" в супермаркете "Крестовский". Сразу выпила целый пакет. Странно, но ничего плохого не случилось. Решила поэкспериментировать с йогуртом.

Пастеризованное молоко вскипятила (это делается для того, чтобы в нем потом размножались именно бактерии йогурта), сняла пену и остудила до 47 градусов — температуру лучше проверить с помощью термометра. Эта — идеальна для быстрого размножения йогуртовых бактерий. Чтобы йогурт вышел плотным и вкусным, горячее молоко вместе с закваской (на 1 литр молока 3-4 столовых ложки готового йогурта) нужно поместить в емкость, где будет постоянно поддерживаться заданное тепло. Можно, конечно, купить специальную йогуртницу, но гораздо проще делать в электрической четырехлитровой мультиварке. Во-первых, сразу получается много, во-вторых — все удобно: в ней вы молоко сначала доводите до кипения, потом открываете крышку, остужаете до нужной температуры, после этого добавляете закваску, хорошенько все размешиваете, закрываете крышку и, не включая прибор в сеть, оставляете часов на шесть, пока йогурт не загустеет. Хорошая мультиварка — идеальный термос.

Честно говоря, такой йогурт я пробовала только в Индии и был он из молока буйволицы. Пошла проверять угличское молоко дальше. Откинула половину йогурта на марлю и оставила почти на сутки в холодильнике, а потом еще и грузом придавила. Получился нежный и при этом плотный творог. Выложила его в чашу блендера, добавила банан, желтки, мед и ванильную эссенцию, все протерла до гладкости. Вышло довольно жидкое тесто. Замешала в него сухую клюкву. В миксере взбила белки с щепоткой соли — чуть поменьше, чем для безе. Аккуратно с помощью лопатки смешала с творожным тестом вначале половину белков, а потом добавила остальные. Воздушную творожно-фруктовую массу разложила по силиконовым порционным формочкам для маффинов, заполнив их на две трети. Поставила в пароварку на 20 минут. Получились не сырники даже, а воздушное творожное суфле! Невероятно вкусно, особенно со свежими ягодами и ягодным соусом. К тому же полезно-диетично — без капли муки и жира!

www.chekalova.ru

Источник: "Коммерсант Weekend", 7 июня 2013 года

">
  • Процесс сбора молока полностью роботизирован. В отличие от доярки робот может работать круглосуточно, не подвержен влиянию стрессовых ситуаций и настроения. Это важно, ведь корова – чувствительное животное, и малейшее изменение её эмоционального состояния может повлиять на качество молока.

    После процесса идентификации животного по электронному чипу, фиксации времени дойки, робот проводит бактериальный анализ молока. По результатам анализа молоко отсортировывается, и в цех дальнейшей переработки попадает только здоровое молоко высокого качества.

    Сбор молока происходит по следующей схеме:

    1. Соски дезинфицируются при помощи форсунки на манипуляторе.

    2. Резина и внешняя часть доильных стаканов промываются водой.

    3. Выходные ворота открываются, и корова покидает станцию.

    4. Пол омывается водой.

    Очистка вымени, предварительное сдаивание, стимуляция, высушивание сосков

  • После сбора сырье по охлажденному до +2°С трубопроводу поступает в секцию регенерации. Там молоко подогревается до температуры сепарирования и происходит процесс бактофугирования - снимается механическая загрязненность и бактериальная осемененность молока. Затем сырье поступает в дезодоратор, где снимается привкус фермы и силоса; получается вкус натурального продукта. Для исключения отстоя сливок в продукте происходит процесс гомогенизации – механического дробления крупных жировых шариков на более мелкие. За счет этого мы получаем правильную консистенцию молока.

    IMG_8980.jpg
  • Новейшие технологические разработки, совершенное оборудование, а главное – высочайшее качество исходного сырья позволяют нам проводить самую низкотемпературную пастеризацию в промежутке температурных значений от 74°С до 76°С. Процесс пастеризации завершается охлаждением молока до температуры безвредного хранения +2°С.

  • На всех стадиях фасовки молока робототехника поддерживает низкотемпературный режим. Вся технологическая линия от дойки, пастеризации и до розлива закрыта от внешней среды, обсеменение продукта микрофлорой исключено. Это позволяет робототехнике и технологам обеспечить высочайшее качество органического продукта на всех стадиях его изготовления. Упаковка молока полностью герметична, удобна в использовании, а также проста для утилизации конечным потребителем или торговыми сетями.

  • Органическое сельское хозяйство представляет собой производственную систему, которая опирается на характерные особенности местности и включает в себя круговорот биологических, технологических и социальных ресурсов. Это способствует развитию экологического баланса и обеспечивает сохранение биоразнообразия.

    При кажущейся сложности смысл каждого слова в этом определении становится простым и конкретным, если вы разделяете философию «органик-производства».
    Органическое сельское хозяйство полностью запрещает использование пестицидов, гербицидов и химических удобрений, антибиотиков, гормональных лекарств, ГМО, сточных вод и низкокачественных кормов. Но эти запреты – всего лишь отправная точка в создании честного и ответственного органического производства. Успех же зависит от желания и умения сочетать разрешенные технологии, которые позволяют сохранить саму возможность производства здоровых продуктов питания и для будущих поколений.
  • Чистая почва – основа для органического сельского производства. Её чистота должна быть гарантирована неприменением химических удобрений, гербицидов и пестицидов на протяжении минимум пяти лет до начала органического использования. Плодородие почв поддерживается правильным севооборотом и внесением органических удобрений.
    Угличские земли на протяжении 15 последних лет находились под естественными парами. Отсутствие поблизости промышленных производств, урбанистической нагрузки дало возможность не проводить специальную биологическую очистку и сконцентрировать ресурсы на естественном обогащении почвы.

    Доступ к чистой воде – второй по значимости фактор. Наши животные обеспечены питьевой водой из природных родниковых источников, которая не требует дополнительной очистки.
  • «Мы обеспечиваем нашим животным безопасные условия на наших пастбищах и твердо знаем, чем они питаются!»

    Наши животные получают сбалансированный рацион, обусловленный потребностями их биологического вида. На пастбищах мы выращиваем кормовые культуры, богатые содержанием белка. Клевер, люцерна, козлятник – они одновременно улучшают почву и питают поголовье – источник органического мяса и молока. Эти кормовые культуры используются и для сенажа, и для зеленой подкормки.
    Под пастбища отведены обширные территории, что дает животным свободу в перемещении и кормлении. При этом наши поля находятся под постоянным контролем обслуживающего персонала, следящего за качеством кормов на пастбищах.

    Помимо пастбищ, животные питаются на кормовых столах, где им раздают сенаж, траву, зерно.

    В зимний период кормления в рацион добавляются концентрированные корма, которые мы производим самостоятельно из зерновых, выращенных на наших полях по технологии "органик".
  • Соблюдение требований органического производства по содержанию животных в максимально естественных для них условиях напрямую влияет на качество органической продукции.

    Каждое животное на ферме имеет чип со своим идентификационным номером. Компьютеризированная система постоянно отслеживает не только местоположение животных, но и состояние их здоровья.
    Технология свободного выпаса, применяемая на наших фермах, позволяет наиболее эффективно управлять пастбищными земельными ресурсами с учетом сезонности и потребностей скота. За счет постоянного перемещения животных по пастбищу, обеспечивается не только изобилие кормов, но и естественное восстановление травы и почвы.

    Роботизированный комплекс добровольного доения, автоматизированная система очистки и сбора навоза и четкое соблюдение санитарных требований к содержанию скота создают естественные, комфортные и безопасные условия для жизни наших животных.
  • Углич — древнейший по времени основания русский город на берегах реки Волги. Впервые упоминание о нем возникает в общерусских летописях, датированных 1293 годом. В те времена город Углич обозначался словосочетанием Углече Поле. Местная летописная традиция приписывает основание города Углече Поле Яну Плесковитичу, родственнику княгини Ольги. Традиционно 937 год считается временем возникновения города.
  • Просторные луга, чистые воды рек, ручьев и родников, мягкое солнце и умеренный климат – вот преимущественные отличия этой части Поволжья. Именно благодаря таким природным условиям угличская земля всегда славилась своими прекрасно развитыми земледелием и животноводством. Углич всегда ценили за производившиеся здесь сыры, колбасы и окорока. В 1944 году (за год до окончания Великой Отечественной войны) именно здесь был создан научно-исследовательский институт маслодельной и сыродельной промышленности.