Органика в России
01 января 1970 г. | автор: Александр Старостин

Некий «углич» поселился в чистом поле

Общеизвестны четыре версии происхождения слова Углич. По одной из них, оно образовалось от слова УГОЛ. По преданию, первое укрепленное поселение, то есть город, было основано на углу. Причем, под этим «углом» историки подразумевали различные понятия: одни – крутой изгиб Волги, другие – острый мыс (стрелку) при впадении в Волгу Каменного ручья или иной небольшой речки.

Следующая версия производит имя города от слова УГОЛЬ, так как, по не совсем достоверным данным, в древности местное население занималось выжиганием древесного угля. Существует предположение, что слово УГЛИЧ может происходить из финно-угорских языков. Известно, что как раз финно-угорское племя мерян населяло здешние места до прихода на эти земли славян – кривичей и словен.

И еще одна версия: по легенде, воевода Киевского князя Свенельд (Свельд, Светель) в X веке покорил славян, проживавших на берегах реки Угла. Если верить изысканиям Н. М. Карамзина, сейчас эта река называется Орель и впадает в Днепр в районе украинского города Днепропетровска. Тамошние племена назывались угличане, или угличи. Переселение их Свенельдом на Верхнюю Волгу и обусловило возникновение имени города, построенного в этих местах.

Впервые общерусская Ипатьевская летопись упоминает Углич при описании военного похода 1148-1149 годов по Ростово-Суздальским землям дружин Киевского и Смоленского князей, поддержанных новгородцами. Эта летопись называет город именно как УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ.

Значительный вклад в исследование интересующей нас темы внесла статья Н. Д. Русинова «К вопросу о происхождении названия города Углича». Николай Дмитриевич Русинов был крупным ученым, лингвистом. Родился в Угличе в 1923 году. В начале сороковых годов работал в местной газете «Коллективный труд», с 1947-го по 1956-й годы – в угличском архиве. После защиты кандидатской диссертации преподавал в Бухарском пединституте, затем – в Горьковском (Нижегородском) университете, где на протяжении ряда лет возглавлял кафедру истории русского языка и сравнительного славянского языкознания. Н. Д. Русинов стал доктором филологических наук, профессором. Именно с помощью лингвистического анализа он и попытался выяснить, каким образом могло сложиться нынешнее название – УГЛИЧ. Ниже приводится сокращенный пересказ упомянутой статьи Н. Д. Русинова.

Вплоть до XVI века в летописях и княжеских грамотах город назывался УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Автор статьи сделал вывод, что современное название Углича является лишь первой частью древнего имени. Эта часть была прилагательным среднего рода при второй части названия – существительном ПОЛЕ и указывала какой-то признак этого поля. Значит УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ первоначально обозначало не город, а некое безлесое пространство – поле, на котором впоследствии и возник город, принявший название всей этой местности.

Н. Д. Русинов отмечал, что и до сих пор Углич расположен в восточной части значительно бедной лесом территории. А памятники древней письменности позволяют считать, что так было и в прошлом. Первое упоминание Углича без второй части его названия – ПОЛЕ – в форме УГЛЕЧЕ или УГЛИЧЕ, а затем и в форме УГЛЕЧ или УГЛИЧ (т.е. уже в мужском роде) встречается лишь с XV века в грамотах великих и удельных князей. Эти изменения легко объяснимы. Сначала существительное ПОЛЕ опускали для краткости, но подразумевали. Со временем краткое название стало обычным, и ПОЛЕ подразумеваться перестало. При этом УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), постоянно ассоциируясь с существительным мужского рода ГОРОД, из среднего рода перешло в мужской, превратившись в УГЛЕЧ (УГЛИЧ). Примером подобного превращения могут служить существительные СТОЛОВАЯ и ЗЕРНОВЫЕ, первоначально бывшие прилагательными в словосочетаниях СТОЛОВАЯ КОМНАТА и ЗЕРНОВЫЕ КУЛЬТУРЫ. ЕСЛИ ЗНАЧЕНИЕ слова ПОЛЕ в названии в основном понятно, то суть слова УГЛЕЧЕ требует отдельного исследования. Какой признак поля оно обозначало? По своему морфологическому составу УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) распадается на корень УГЛ, суффикс ЕЧ (ИЧ) и окончание среднего рода Е. Корень УГЛ может быть вариантом как корня УГОЛ (ср. – УГЛ-Ы), так и корня УГОЛЬ (ср. – УГЛ-И). Исходя из этого, УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) может быть образовано от существительных УГОЛ и УГОЛЬ. Однако суффикс ЕЧ (ИЧ) заставляет думать иное. В данном случае этот суффикс имеет притяжательное значение, а потому и все прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) заключает в себе притяжательный смысл. Такого рода прилагательные всегда обозначают принадлежность чего-то какому-то одному лицу (или олицетворяемому человеком неживому предмету) и образуется от названия этого лица (олицетворяемого предмета).

Значит, притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) не могло быть образовано ни от УГОЛ, ни от УГОЛЬ в их прямых значениях неодушевленных предметов. Следовательно, и гипотезы, производящие названия Углича от этих двух слов, несостоятельны. В том существительном, от которого было образовано притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), надо видеть название какого-то лица или олицетворявшегося древними людьми предмета (идола, мифического существа) с корнем УГЛ. Следовательно, вполне допустимо морфологически производить прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) и от УГЛИЧ, как единственного числа названия гипотетических славянских переселенцев с берегов реки Угла – УГЛИЧЕЙ или УГЛОВ. Вероятно, какой-то один такой углич (надо полагать, со всем своим родом) завладел на Верхней Волге безлесым пространством, которое стали называть УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Допущение об одном угличе вытекает из того, что притяжательные прилагательные могут образовываться лишь от единственного числа соответствующих существительных и означают принадлежность лишь одному владельцу. Из этого не следует, что только этот один углич (с его родом) и переселился в Верхневолжье. Может быть, память о других просто не сохранилась в местной топонимике. Не исключено, что о каком-то другом угличе (и его роде) говорит название деревни Углицково. (Н. Д. Русинов сообщал, что эта деревня находилась на территории Угличского района недалеко от села Никольского (ранее – Радищево). На современной карте этой местности такого названия мне найти не удалось. Видимо, деревня не сохранилась). Таким образом, отвергаемая некоторыми исследователями (Ф. Х. Кисселем, И. А. Тихомировым и С. Н. Рейпольским) гипотеза о названии Углича по имени переселившихся на Верхнюю Волгу угличей, вероятно, не так уж беспочвенна. Возможно, в дальнейшем будет установлено, что переселения угличей с Днепра в Верхневолжье не происходило. Тогда в том владельце УГЛЕЧА (УГЛИЧА) ПОЛЯ, по которому оно получило свое имя, придется признать какое-то иное лицо с именем или прозвищем, имеющим корень УГЛ. Это также может быть какой-то идол, дух, другое подобное мифическое существо, которому поклонялись древние славяне Угличского Верхневолжья. В конце своей статьи Н.Д. Русинов заключил, что дальнейшее уточнение связи названия Углича с приднепровскими угличами возможно, если при изучении диалектизмов жителей Угличского края будут обнаружены следы диалектов предполагаемых колонизаторов с берегов Днепра. Кроме того, новые данные по изучаемому вопросу могут появиться, если удастся объяснить причину мены Е:И в названии УГЛЕЧЕ:УГЛИЧЕ. А эти исследования – дело будущего.

Вышеизложенная статья Н. Д. Русинова была опубликована в первом выпуске «Исследований и материалов по истории Угличского Верхневолжья». Этот сборник издан в 1957 году тогдашним Угличским краеведческим музеем и Филиалом Государственного архива Ярославской области в г. Угличе.

Уже во втором выпуске «Исследований...», вышедшем в 1958 году, появились новые статьи Н. Д. Русинова под общим заголовком «Лингвистические заметки по истории Угличского Верхневолжья». Они написаны на основе личных наблюдений автора над речью жителей окрестностей Углича и изучения памятников их письменности. Автор отмечал, что особенно для населения восточной части Угличского района характерна замена И на Е в некоторых словах. Ее примерами в произношении являются: ВЕЛЕЧЕНА – «величина», ЙЕРИСКА – «ириска», ЛЕНЕЙКА – «линейка», ЛЕСТОК – «листок», ПОМЕРАЙУ – «помираю», СОБЕРАЛ – «собирал», ЧЕСТОТА – «чистота», ЙЕГЕ – «эти», МОЛНЕЙА – «молния», КВАРТЕРА – «квартира», ПАРТЕЙНОЙ – «партийный», УГЛЕЧ – «Углич» и т.д. Имеются примеры подобной замены в письменных документах прошлых веков и в местной топонимике. Сравнивая также особенности диалектов разных областей расселения славян, автор делает интересные выводы. Оказывается, замена И на Е независимо от положения в слове (ударной и безударной) в прошлом была общей для речи жителей Угличского Верхневолжья, для новгородцев, белорусов и их предков, для псковичей. Она еще сохраняется в некоторой степени до сих пор. Надо полагать, что это не случайность. Ведь известно, что упомянутое население имеет и сходную земледельческую лексику. Н. Д. Русинов отметил также, что новгородские, псковские и северо-восточные белорусские территории в прошлом входили в пределы владений ильменских словен и кривичей. Все эти особенности могут быть следствием былой (полной или неполной) общности фонетики кривичей и ильменских (новгородских) словен и еще одним подтверждением летописных преданий, археологических и лингвистических гипотез и выводов о том, что Угличское Верхневолжье в свое время приняло потоки словенских (новгородских) и кривичских колонизаторов. Итак, однозначного подтверждения легенды о переселении приднепровских угличей на Верхнюю Волгу Н. Д. Русинов не нашел. Однако и доказательств ее несостоятельности пока тоже нет. А с исследованиями Николая Дмитриевича о происхождении названия города Углича, вероятно, следует познакомиться каждому, кто интересуется историей родного края.

Источник: Угличская газета 

">

Общеизвестны четыре версии происхождения слова Углич. По одной из них, оно образовалось от слова УГОЛ. По преданию, первое укрепленное поселение, то есть город, было основано на углу. Причем, под этим «углом» историки подразумевали различные понятия: одни – крутой изгиб Волги, другие – острый мыс (стрелку) при впадении в Волгу Каменного ручья или иной небольшой речки.

Следующая версия производит имя города от слова УГОЛЬ, так как, по не совсем достоверным данным, в древности местное население занималось выжиганием древесного угля. Существует предположение, что слово УГЛИЧ может происходить из финно-угорских языков. Известно, что как раз финно-угорское племя мерян населяло здешние места до прихода на эти земли славян – кривичей и словен.

И еще одна версия: по легенде, воевода Киевского князя Свенельд (Свельд, Светель) в X веке покорил славян, проживавших на берегах реки Угла. Если верить изысканиям Н. М. Карамзина, сейчас эта река называется Орель и впадает в Днепр в районе украинского города Днепропетровска. Тамошние племена назывались угличане, или угличи. Переселение их Свенельдом на Верхнюю Волгу и обусловило возникновение имени города, построенного в этих местах.

Впервые общерусская Ипатьевская летопись упоминает Углич при описании военного похода 1148-1149 годов по Ростово-Суздальским землям дружин Киевского и Смоленского князей, поддержанных новгородцами. Эта летопись называет город именно как УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ.

Значительный вклад в исследование интересующей нас темы внесла статья Н. Д. Русинова «К вопросу о происхождении названия города Углича». Николай Дмитриевич Русинов был крупным ученым, лингвистом. Родился в Угличе в 1923 году. В начале сороковых годов работал в местной газете «Коллективный труд», с 1947-го по 1956-й годы – в угличском архиве. После защиты кандидатской диссертации преподавал в Бухарском пединституте, затем – в Горьковском (Нижегородском) университете, где на протяжении ряда лет возглавлял кафедру истории русского языка и сравнительного славянского языкознания. Н. Д. Русинов стал доктором филологических наук, профессором. Именно с помощью лингвистического анализа он и попытался выяснить, каким образом могло сложиться нынешнее название – УГЛИЧ. Ниже приводится сокращенный пересказ упомянутой статьи Н. Д. Русинова.

Вплоть до XVI века в летописях и княжеских грамотах город назывался УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Автор статьи сделал вывод, что современное название Углича является лишь первой частью древнего имени. Эта часть была прилагательным среднего рода при второй части названия – существительном ПОЛЕ и указывала какой-то признак этого поля. Значит УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ первоначально обозначало не город, а некое безлесое пространство – поле, на котором впоследствии и возник город, принявший название всей этой местности.

Н. Д. Русинов отмечал, что и до сих пор Углич расположен в восточной части значительно бедной лесом территории. А памятники древней письменности позволяют считать, что так было и в прошлом. Первое упоминание Углича без второй части его названия – ПОЛЕ – в форме УГЛЕЧЕ или УГЛИЧЕ, а затем и в форме УГЛЕЧ или УГЛИЧ (т.е. уже в мужском роде) встречается лишь с XV века в грамотах великих и удельных князей. Эти изменения легко объяснимы. Сначала существительное ПОЛЕ опускали для краткости, но подразумевали. Со временем краткое название стало обычным, и ПОЛЕ подразумеваться перестало. При этом УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), постоянно ассоциируясь с существительным мужского рода ГОРОД, из среднего рода перешло в мужской, превратившись в УГЛЕЧ (УГЛИЧ). Примером подобного превращения могут служить существительные СТОЛОВАЯ и ЗЕРНОВЫЕ, первоначально бывшие прилагательными в словосочетаниях СТОЛОВАЯ КОМНАТА и ЗЕРНОВЫЕ КУЛЬТУРЫ. ЕСЛИ ЗНАЧЕНИЕ слова ПОЛЕ в названии в основном понятно, то суть слова УГЛЕЧЕ требует отдельного исследования. Какой признак поля оно обозначало? По своему морфологическому составу УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) распадается на корень УГЛ, суффикс ЕЧ (ИЧ) и окончание среднего рода Е. Корень УГЛ может быть вариантом как корня УГОЛ (ср. – УГЛ-Ы), так и корня УГОЛЬ (ср. – УГЛ-И). Исходя из этого, УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) может быть образовано от существительных УГОЛ и УГОЛЬ. Однако суффикс ЕЧ (ИЧ) заставляет думать иное. В данном случае этот суффикс имеет притяжательное значение, а потому и все прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) заключает в себе притяжательный смысл. Такого рода прилагательные всегда обозначают принадлежность чего-то какому-то одному лицу (или олицетворяемому человеком неживому предмету) и образуется от названия этого лица (олицетворяемого предмета).

Значит, притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) не могло быть образовано ни от УГОЛ, ни от УГОЛЬ в их прямых значениях неодушевленных предметов. Следовательно, и гипотезы, производящие названия Углича от этих двух слов, несостоятельны. В том существительном, от которого было образовано притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), надо видеть название какого-то лица или олицетворявшегося древними людьми предмета (идола, мифического существа) с корнем УГЛ. Следовательно, вполне допустимо морфологически производить прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) и от УГЛИЧ, как единственного числа названия гипотетических славянских переселенцев с берегов реки Угла – УГЛИЧЕЙ или УГЛОВ. Вероятно, какой-то один такой углич (надо полагать, со всем своим родом) завладел на Верхней Волге безлесым пространством, которое стали называть УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Допущение об одном угличе вытекает из того, что притяжательные прилагательные могут образовываться лишь от единственного числа соответствующих существительных и означают принадлежность лишь одному владельцу. Из этого не следует, что только этот один углич (с его родом) и переселился в Верхневолжье. Может быть, память о других просто не сохранилась в местной топонимике. Не исключено, что о каком-то другом угличе (и его роде) говорит название деревни Углицково. (Н. Д. Русинов сообщал, что эта деревня находилась на территории Угличского района недалеко от села Никольского (ранее – Радищево). На современной карте этой местности такого названия мне найти не удалось. Видимо, деревня не сохранилась). Таким образом, отвергаемая некоторыми исследователями (Ф. Х. Кисселем, И. А. Тихомировым и С. Н. Рейпольским) гипотеза о названии Углича по имени переселившихся на Верхнюю Волгу угличей, вероятно, не так уж беспочвенна. Возможно, в дальнейшем будет установлено, что переселения угличей с Днепра в Верхневолжье не происходило. Тогда в том владельце УГЛЕЧА (УГЛИЧА) ПОЛЯ, по которому оно получило свое имя, придется признать какое-то иное лицо с именем или прозвищем, имеющим корень УГЛ. Это также может быть какой-то идол, дух, другое подобное мифическое существо, которому поклонялись древние славяне Угличского Верхневолжья. В конце своей статьи Н.Д. Русинов заключил, что дальнейшее уточнение связи названия Углича с приднепровскими угличами возможно, если при изучении диалектизмов жителей Угличского края будут обнаружены следы диалектов предполагаемых колонизаторов с берегов Днепра. Кроме того, новые данные по изучаемому вопросу могут появиться, если удастся объяснить причину мены Е:И в названии УГЛЕЧЕ:УГЛИЧЕ. А эти исследования – дело будущего.

Вышеизложенная статья Н. Д. Русинова была опубликована в первом выпуске «Исследований и материалов по истории Угличского Верхневолжья». Этот сборник издан в 1957 году тогдашним Угличским краеведческим музеем и Филиалом Государственного архива Ярославской области в г. Угличе.

Уже во втором выпуске «Исследований...», вышедшем в 1958 году, появились новые статьи Н. Д. Русинова под общим заголовком «Лингвистические заметки по истории Угличского Верхневолжья». Они написаны на основе личных наблюдений автора над речью жителей окрестностей Углича и изучения памятников их письменности. Автор отмечал, что особенно для населения восточной части Угличского района характерна замена И на Е в некоторых словах. Ее примерами в произношении являются: ВЕЛЕЧЕНА – «величина», ЙЕРИСКА – «ириска», ЛЕНЕЙКА – «линейка», ЛЕСТОК – «листок», ПОМЕРАЙУ – «помираю», СОБЕРАЛ – «собирал», ЧЕСТОТА – «чистота», ЙЕГЕ – «эти», МОЛНЕЙА – «молния», КВАРТЕРА – «квартира», ПАРТЕЙНОЙ – «партийный», УГЛЕЧ – «Углич» и т.д. Имеются примеры подобной замены в письменных документах прошлых веков и в местной топонимике. Сравнивая также особенности диалектов разных областей расселения славян, автор делает интересные выводы. Оказывается, замена И на Е независимо от положения в слове (ударной и безударной) в прошлом была общей для речи жителей Угличского Верхневолжья, для новгородцев, белорусов и их предков, для псковичей. Она еще сохраняется в некоторой степени до сих пор. Надо полагать, что это не случайность. Ведь известно, что упомянутое население имеет и сходную земледельческую лексику. Н. Д. Русинов отметил также, что новгородские, псковские и северо-восточные белорусские территории в прошлом входили в пределы владений ильменских словен и кривичей. Все эти особенности могут быть следствием былой (полной или неполной) общности фонетики кривичей и ильменских (новгородских) словен и еще одним подтверждением летописных преданий, археологических и лингвистических гипотез и выводов о том, что Угличское Верхневолжье в свое время приняло потоки словенских (новгородских) и кривичских колонизаторов. Итак, однозначного подтверждения легенды о переселении приднепровских угличей на Верхнюю Волгу Н. Д. Русинов не нашел. Однако и доказательств ее несостоятельности пока тоже нет. А с исследованиями Николая Дмитриевича о происхождении названия города Углича, вероятно, следует познакомиться каждому, кто интересуется историей родного края.

Источник: Угличская газета 

Общеизвестны четыре версии происхождения слова Углич. По одной из них, оно образовалось от слова УГОЛ. По преданию, первое укрепленное поселение, то есть город, было основано на углу. Причем, под этим «углом» историки подразумевали различные понятия: одни – крутой изгиб Волги, другие – острый мыс (стрелку) при впадении в Волгу Каменного ручья или иной небольшой речки.

Следующая версия производит имя города от слова УГОЛЬ, так как, по не совсем достоверным данным, в древности местное население занималось выжиганием древесного угля. Существует предположение, что слово УГЛИЧ может происходить из финно-угорских языков. Известно, что как раз финно-угорское племя мерян населяло здешние места до прихода на эти земли славян – кривичей и словен.

И еще одна версия: по легенде, воевода Киевского князя Свенельд (Свельд, Светель) в X веке покорил славян, проживавших на берегах реки Угла. Если верить изысканиям Н. М. Карамзина, сейчас эта река называется Орель и впадает в Днепр в районе украинского города Днепропетровска. Тамошние племена назывались угличане, или угличи. Переселение их Свенельдом на Верхнюю Волгу и обусловило возникновение имени города, построенного в этих местах.

Впервые общерусская Ипатьевская летопись упоминает Углич при описании военного похода 1148-1149 годов по Ростово-Суздальским землям дружин Киевского и Смоленского князей, поддержанных новгородцами. Эта летопись называет город именно как УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ.

Значительный вклад в исследование интересующей нас темы внесла статья Н. Д. Русинова «К вопросу о происхождении названия города Углича». Николай Дмитриевич Русинов был крупным ученым, лингвистом. Родился в Угличе в 1923 году. В начале сороковых годов работал в местной газете «Коллективный труд», с 1947-го по 1956-й годы – в угличском архиве. После защиты кандидатской диссертации преподавал в Бухарском пединституте, затем – в Горьковском (Нижегородском) университете, где на протяжении ряда лет возглавлял кафедру истории русского языка и сравнительного славянского языкознания. Н. Д. Русинов стал доктором филологических наук, профессором. Именно с помощью лингвистического анализа он и попытался выяснить, каким образом могло сложиться нынешнее название – УГЛИЧ. Ниже приводится сокращенный пересказ упомянутой статьи Н. Д. Русинова.

Вплоть до XVI века в летописях и княжеских грамотах город назывался УГЛЕЧЕ (или УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Автор статьи сделал вывод, что современное название Углича является лишь первой частью древнего имени. Эта часть была прилагательным среднего рода при второй части названия – существительном ПОЛЕ и указывала какой-то признак этого поля. Значит УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ первоначально обозначало не город, а некое безлесое пространство – поле, на котором впоследствии и возник город, принявший название всей этой местности.

Н. Д. Русинов отмечал, что и до сих пор Углич расположен в восточной части значительно бедной лесом территории. А памятники древней письменности позволяют считать, что так было и в прошлом. Первое упоминание Углича без второй части его названия – ПОЛЕ – в форме УГЛЕЧЕ или УГЛИЧЕ, а затем и в форме УГЛЕЧ или УГЛИЧ (т.е. уже в мужском роде) встречается лишь с XV века в грамотах великих и удельных князей. Эти изменения легко объяснимы. Сначала существительное ПОЛЕ опускали для краткости, но подразумевали. Со временем краткое название стало обычным, и ПОЛЕ подразумеваться перестало. При этом УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), постоянно ассоциируясь с существительным мужского рода ГОРОД, из среднего рода перешло в мужской, превратившись в УГЛЕЧ (УГЛИЧ). Примером подобного превращения могут служить существительные СТОЛОВАЯ и ЗЕРНОВЫЕ, первоначально бывшие прилагательными в словосочетаниях СТОЛОВАЯ КОМНАТА и ЗЕРНОВЫЕ КУЛЬТУРЫ. ЕСЛИ ЗНАЧЕНИЕ слова ПОЛЕ в названии в основном понятно, то суть слова УГЛЕЧЕ требует отдельного исследования. Какой признак поля оно обозначало? По своему морфологическому составу УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) распадается на корень УГЛ, суффикс ЕЧ (ИЧ) и окончание среднего рода Е. Корень УГЛ может быть вариантом как корня УГОЛ (ср. – УГЛ-Ы), так и корня УГОЛЬ (ср. – УГЛ-И). Исходя из этого, УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) может быть образовано от существительных УГОЛ и УГОЛЬ. Однако суффикс ЕЧ (ИЧ) заставляет думать иное. В данном случае этот суффикс имеет притяжательное значение, а потому и все прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) заключает в себе притяжательный смысл. Такого рода прилагательные всегда обозначают принадлежность чего-то какому-то одному лицу (или олицетворяемому человеком неживому предмету) и образуется от названия этого лица (олицетворяемого предмета).

Значит, притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) не могло быть образовано ни от УГОЛ, ни от УГОЛЬ в их прямых значениях неодушевленных предметов. Следовательно, и гипотезы, производящие названия Углича от этих двух слов, несостоятельны. В том существительном, от которого было образовано притяжательное прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ), надо видеть название какого-то лица или олицетворявшегося древними людьми предмета (идола, мифического существа) с корнем УГЛ. Следовательно, вполне допустимо морфологически производить прилагательное УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) и от УГЛИЧ, как единственного числа названия гипотетических славянских переселенцев с берегов реки Угла – УГЛИЧЕЙ или УГЛОВ. Вероятно, какой-то один такой углич (надо полагать, со всем своим родом) завладел на Верхней Волге безлесым пространством, которое стали называть УГЛЕЧЕ (УГЛИЧЕ) ПОЛЕ. Допущение об одном угличе вытекает из того, что притяжательные прилагательные могут образовываться лишь от единственного числа соответствующих существительных и означают принадлежность лишь одному владельцу. Из этого не следует, что только этот один углич (с его родом) и переселился в Верхневолжье. Может быть, память о других просто не сохранилась в местной топонимике. Не исключено, что о каком-то другом угличе (и его роде) говорит название деревни Углицково. (Н. Д. Русинов сообщал, что эта деревня находилась на территории Угличского района недалеко от села Никольского (ранее – Радищево). На современной карте этой местности такого названия мне найти не удалось. Видимо, деревня не сохранилась). Таким образом, отвергаемая некоторыми исследователями (Ф. Х. Кисселем, И. А. Тихомировым и С. Н. Рейпольским) гипотеза о названии Углича по имени переселившихся на Верхнюю Волгу угличей, вероятно, не так уж беспочвенна. Возможно, в дальнейшем будет установлено, что переселения угличей с Днепра в Верхневолжье не происходило. Тогда в том владельце УГЛЕЧА (УГЛИЧА) ПОЛЯ, по которому оно получило свое имя, придется признать какое-то иное лицо с именем или прозвищем, имеющим корень УГЛ. Это также может быть какой-то идол, дух, другое подобное мифическое существо, которому поклонялись древние славяне Угличского Верхневолжья. В конце своей статьи Н.Д. Русинов заключил, что дальнейшее уточнение связи названия Углича с приднепровскими угличами возможно, если при изучении диалектизмов жителей Угличского края будут обнаружены следы диалектов предполагаемых колонизаторов с берегов Днепра. Кроме того, новые данные по изучаемому вопросу могут появиться, если удастся объяснить причину мены Е:И в названии УГЛЕЧЕ:УГЛИЧЕ. А эти исследования – дело будущего.

Вышеизложенная статья Н. Д. Русинова была опубликована в первом выпуске «Исследований и материалов по истории Угличского Верхневолжья». Этот сборник издан в 1957 году тогдашним Угличским краеведческим музеем и Филиалом Государственного архива Ярославской области в г. Угличе.

Уже во втором выпуске «Исследований...», вышедшем в 1958 году, появились новые статьи Н. Д. Русинова под общим заголовком «Лингвистические заметки по истории Угличского Верхневолжья». Они написаны на основе личных наблюдений автора над речью жителей окрестностей Углича и изучения памятников их письменности. Автор отмечал, что особенно для населения восточной части Угличского района характерна замена И на Е в некоторых словах. Ее примерами в произношении являются: ВЕЛЕЧЕНА – «величина», ЙЕРИСКА – «ириска», ЛЕНЕЙКА – «линейка», ЛЕСТОК – «листок», ПОМЕРАЙУ – «помираю», СОБЕРАЛ – «собирал», ЧЕСТОТА – «чистота», ЙЕГЕ – «эти», МОЛНЕЙА – «молния», КВАРТЕРА – «квартира», ПАРТЕЙНОЙ – «партийный», УГЛЕЧ – «Углич» и т.д. Имеются примеры подобной замены в письменных документах прошлых веков и в местной топонимике. Сравнивая также особенности диалектов разных областей расселения славян, автор делает интересные выводы. Оказывается, замена И на Е независимо от положения в слове (ударной и безударной) в прошлом была общей для речи жителей Угличского Верхневолжья, для новгородцев, белорусов и их предков, для псковичей. Она еще сохраняется в некоторой степени до сих пор. Надо полагать, что это не случайность. Ведь известно, что упомянутое население имеет и сходную земледельческую лексику. Н. Д. Русинов отметил также, что новгородские, псковские и северо-восточные белорусские территории в прошлом входили в пределы владений ильменских словен и кривичей. Все эти особенности могут быть следствием былой (полной или неполной) общности фонетики кривичей и ильменских (новгородских) словен и еще одним подтверждением летописных преданий, археологических и лингвистических гипотез и выводов о том, что Угличское Верхневолжье в свое время приняло потоки словенских (новгородских) и кривичских колонизаторов. Итак, однозначного подтверждения легенды о переселении приднепровских угличей на Верхнюю Волгу Н. Д. Русинов не нашел. Однако и доказательств ее несостоятельности пока тоже нет. А с исследованиями Николая Дмитриевича о происхождении названия города Углича, вероятно, следует познакомиться каждому, кто интересуется историей родного края.

Источник: Угличская газета 

">
  • Процесс сбора молока полностью роботизирован. В отличие от доярки робот может работать круглосуточно, не подвержен влиянию стрессовых ситуаций и настроения. Это важно, ведь корова – чувствительное животное, и малейшее изменение её эмоционального состояния может повлиять на качество молока.

    После процесса идентификации животного по электронному чипу, фиксации времени дойки, робот проводит бактериальный анализ молока. По результатам анализа молоко отсортировывается, и в цех дальнейшей переработки попадает только здоровое молоко высокого качества.

    Сбор молока происходит по следующей схеме:

    1. Соски дезинфицируются при помощи форсунки на манипуляторе.

    2. Резина и внешняя часть доильных стаканов промываются водой.

    3. Выходные ворота открываются, и корова покидает станцию.

    4. Пол омывается водой.

    Очистка вымени, предварительное сдаивание, стимуляция, высушивание сосков

  • После сбора сырье по охлажденному до +2°С трубопроводу поступает в секцию регенерации. Там молоко подогревается до температуры сепарирования и происходит процесс бактофугирования - снимается механическая загрязненность и бактериальная осемененность молока. Затем сырье поступает в дезодоратор, где снимается привкус фермы и силоса; получается вкус натурального продукта. Для исключения отстоя сливок в продукте происходит процесс гомогенизации – механического дробления крупных жировых шариков на более мелкие. За счет этого мы получаем правильную консистенцию молока.

    IMG_8980.jpg
  • Новейшие технологические разработки, совершенное оборудование, а главное – высочайшее качество исходного сырья позволяют нам проводить самую низкотемпературную пастеризацию в промежутке температурных значений от 69°С до 76°С. Процесс пастеризации завершается охлаждением молока до температуры безвредного хранения +2°С.

  • На всех стадиях фасовки молока робототехника поддерживает низкотемпературный режим. Вся технологическая линия от дойки, пастеризации и до розлива закрыта от внешней среды, обсеменение продукта микрофлорой исключено. Это позволяет робототехнике и технологам обеспечить высочайшее качество органического продукта на всех стадиях его изготовления. Упаковка молока полностью герметична, удобна в использовании, а также проста для утилизации конечным потребителем или торговыми сетями.

  • Органическое сельское хозяйство представляет собой производственную систему, которая опирается на характерные особенности местности и включает в себя круговорот биологических, технологических и социальных ресурсов. Это способствует развитию экологического баланса и обеспечивает сохранение биоразнообразия.

    При кажущейся сложности смысл каждого слова в этом определении становится простым и конкретным, если вы разделяете философию «органик-производства».
    Органическое сельское хозяйство полностью запрещает использование пестицидов, гербицидов и химических удобрений, антибиотиков, гормональных лекарств, ГМО, сточных вод и низкокачественных кормов. Но эти запреты – всего лишь отправная точка в создании честного и ответственного органического производства. Успех же зависит от желания и умения сочетать разрешенные технологии, которые позволяют сохранить саму возможность производства здоровых продуктов питания и для будущих поколений.
  • Чистая почва – основа для органического сельского производства. Её чистота должна быть гарантирована неприменением химических удобрений, гербицидов и пестицидов на протяжении минимум пяти лет до начала органического использования. Плодородие почв поддерживается правильным севооборотом и внесением органических удобрений.
    Угличские земли на протяжении 15 последних лет находились под естественными парами. Отсутствие поблизости промышленных производств, урбанистической нагрузки дало возможность не проводить специальную биологическую очистку и сконцентрировать ресурсы на естественном обогащении почвы.

    Доступ к чистой воде – второй по значимости фактор. Наши животные обеспечены питьевой водой из природных родниковых источников, которая не требует дополнительной очистки.
  • «Мы обеспечиваем нашим животным безопасные условия на наших пастбищах и твердо знаем, чем они питаются!»

    Наши животные получают сбалансированный рацион, обусловленный потребностями их биологического вида. На пастбищах мы выращиваем кормовые культуры, богатые содержанием белка. Клевер, люцерна, козлятник – они одновременно улучшают почву и питают поголовье – источник органического мяса и молока. Эти кормовые культуры используются и для сенажа, и для зеленой подкормки.
    Под пастбища отведены обширные территории, что дает животным свободу в перемещении и кормлении. При этом наши поля находятся под постоянным контролем обслуживающего персонала, следящего за качеством кормов на пастбищах.

    Помимо пастбищ, животные питаются на кормовых столах из экологически чистых материалов, где им подаются сенаж, трава, зерно.

    В зимний период кормления в рацион добавляются концентрированные корма, которые мы производим самостоятельно из зерновых, выращенных на наших полях по технологии "органик".
  • Соблюдение требований органического производства по содержанию животных в максимально естественных для них условиях напрямую влияет на качество органической продукции.

    Каждое животное на ферме имеет чип со своим идентификационным номером. Компьютеризированная система постоянно отслеживает не только местоположение животных, но и состояние их здоровья.
    Технология свободного выпаса, применяемая на наших фермах, позволяет наиболее эффективно управлять пастбищными земельными ресурсами с учетом сезонности и потребностей скота. За счет постоянного перемещения животных по пастбищу, обеспечивается не только изобилие кормов, но и естественное восстановление травы и почвы.

    Роботизированный комплекс добровольного доения, автоматизированная система очистки и сбора навоза и четкое соблюдение санитарных требований к содержанию скота создают естественные, комфортные и безопасные условия для жизни наших животных.
  • Углич — древнейший по времени основания русский город на берегах реки Волги. Впервые упоминание о нем возникает в общерусских летописях, датированных 1293 годом. В те времена город Углич обозначался словосочетанием Углече Поле. Местная летописная традиция приписывает основание города Углече Поле Яну Плесковитичу, родственнику княгини Ольги. Традиционно 937 год считается временем возникновения города.
  • Просторные луга, чистые воды рек, ручьев и родников, мягкое солнце и умеренный климат – вот преимущественные отличия этой части Поволжья. Именно благодаря таким природным условиям угличская земля всегда славилась своими прекрасно развитыми земледелием и животноводством. Углич всегда ценили за производившиеся здесь сыры, колбасы и окорока. В 1944 году (за год до окончания Великой Отечественной войны) именно здесь был создан научно-исследовательский институт маслодельной и сыродельной промышленности.